bokkob: (Default)
Ленора как раз меняла выгоревшие свечи на новые, когда бабушке снова приснился кошмар.

- Все хорошо, все в порядке. Я тут.

- А как же война…

- Да какая война, бабушка. Приснилось вам опять не пойми что, - Ленора заботливо укрыла старуху лоскутным одеялом.

- Да, наверное… наверное. А ты, смотрю, уже встала? Темно ведь еще…

- Это просто дождь, - улыбнулась Ленора. - Льет всю неделю, как из ведра.

- Ты знаешь… иногда мне кажется, - старая женщина в чепце с явным усилием села на постели. - Порой мне кажется, будто я уже много лет… просыпаюсь вот так, в темной комнате. И - ни души вокруг, только ты…

Она закашлялась, тощие плечи задрожали под тонкой кружевной рубашкой.

- Наверное, это из-за старости. Старость, все она.

В комнате повисло неловкое молчание.

- А может быть чаю?

- Конечно. Я… - в этот момент Ленора почувствовала, как что-то проникло в гнездо, грубо разрывая ее сторожевые нити. - Я сейчас. Варенье, правда, закончилось - придется в подвал зайти..

- Ничего страшного. Я подожду. - Женщина мягко улыбнулась Леноре.

***

К тому времени, когда она достигла края гнезда, он уже успел заполнить наружный ход своим текучим, похожим на серое тесто, телом.

- Ленора..\ты не забыла?\она еще жива?\весна, весна в разгаре..

- Бардин, ты же знаешь что я не люблю, когда тебя много.

- Зато я люблю\почему ты так выглядишь?\мне не нравится одежда, никогда не нравилась.\может быть ты забыла?\ты уже давно не человек.

- Главное, чтобы ты об этом не забывал, - она метнулась вперед, остановившись в последний момент. Ее хелицеры застыли в каких-то трех дюймах от его ближайшего лица. С тихим шипением, Бардин отступил к проходу.

- Я не хотел\ты не должна так\мы друзья\соседи\ты мне нравишься… - прошептал Бардин.

- Зачем ты пришел? Я занята. И, пожалуйста, говори одним ртом, а не всеми сразу.

- Весна, - гулко пробасил Бардин. - Я подумал… что было бы неплохо…

- Нет. Я не в настроении.

- Но потомство…

- Ты же просто отрастишь себе еще одну рожу, - засмеялась Ленора. - “Потомство”, слово-то какое. Ты хоть знаешь, что оно означало у людей?

Бардин снова зашипел, теперь уже устало.

- Всего один раз. Я… я принес. Диадема. Или тиара… неважно. Я отдам ее тебе, а потом у нас будет любовь. Все по человеческим традициям, как ты любишь, - от его тела вытянулась ложноножка с украшением. - Ведь так у них было принято.

Ленора недоверчиво покосилась на украшение. Действительно, настоящее. Она не была уверена на счет нюансов традиции, но что-то такое у людей определенно было. В конце концов… всего один раз, Бардин довольно привлекателен, а у нее появится настоящая диадема.

- Хорошо. Все-таки, весна, - она начала менять свою клеточную структуру с левой руки. Кожа приняла серый оттенок, цвет плоти Бардина. - Время любви.

***

- А вот и чай, - Ленора вошла в комнату, держа перед собой серебряный поднос с двумя чашками и крохотной пиалой, наполненной вишневым вареньем. - Никак не могла найти нужную банку - в погребе такой беспорядок…

Старая женщина снова улыбнулась ей. Пламя свечей немного подрагивало, заставляя тени на стенах танцевать в каком-то рваном, экзотическом ритме.

- Я подумала… решила, что все-таки хочу знать. Ленора… кроме меня, кто-то остался?

- О чем вы, бабушка? Я вас иногда совсем не понимаю. Давайте выпьем чаю, и…

- Ленора, милая моя девочка. - Она покачала головой. - Не нужно. Не сейчас.

- Но..

- Вчера я не стала пить. Я давно подозревала… поэтому, когда ты спустилась вниз, я вылила его в ночной горшок. А когда ты вернулась, я сделала вид, будто сплю.

Ленора некоторое время стояла молча.

- Значит, вы знаете, кто я?

- Ты - очень милая девушка, которая заботится обо мне. Мне не нужно знать о тебе ничего другого, - она вздохнула. - Только одно. Остались ли… другие люди? Хоть кто-то, в живых?

- Я… я не знаю, - Ленора отвела взгляд. - Я… попала сюда позже, когда разрыв стабилизировался. До тех пор, ваша погода… у вас было слишком яркое солнце.

- Понятно. - Женщина помолчала, вздохнула. - Пожалуй, теперь можно и чаю.

Ленора задумчиво посмотрела на фарфоровые чашки.

- Скажите… а мне можно будет продолжать… называть вас бабушкой?

На лице женщины промелькнула грустная улыбка.

- Конечно, Ленора. Конечно.
◾ Tags:
bokkob: (Default)

- Ты бывал в окрестностях Сахалина? Kg1-f3. Там у них самое мудрое море. Я больше нигде такого не видела.

- Я купил себе немного. В толстой бутылке с мутным стеклом. Кто-то бросил туда маленькую медную черепашку; она лежит на самом дне. Мы иногда разговариваем. Kb8-c6.

- Черепаха в стекле? Выразительный символ человека с заурядной судьбой. Тебе подходит. - Она улыбнулась. - Е2-e4?

- Е7-e5. 

- Плоско.

- Ветер слов опустошает душу.

- D2-d4. Да, кажется ты прав. На кого поставишь в соперничестве женщины и книги?

- Kc6:d4.

Она покатала фигуру на ладони, и положила обратно. Упавшая пешка напоминала замерзшего ребенка. В этом было что-то от Диккенса.

- Иногда я не понимаю, что меня здесь держит. Kf3:d4. Обычно, это происходит ночью. Я стою босиком на балконе, смотрю вниз. Всегда вниз. Мои губы пахнут мускатным вином. Я ложусь в постель свободной, но каждое утро все начинается заново.

- E5:d4. Можешь считать это своим категорическим императивом.

- Я ненавижу две вещи: рыбий жир, и твои попытки выступать в образе яппи-психолога. 

- Прости.

- Cf1-c4. Я не боюсь сдвоенных пешек. Ни в жизни, ни здесь.

- А зря. Cf8-c5. Если хочешь закурить, то я не против. Просто приоткрой окно. Сигаретный дым имеет обыкновение прятаться в углах.

- И чем это плохо? С2-c3, раз уж ты не против.

- Ничем. Просто открой окно.

Она щелкнула шпингалетом, и в комнату ворвался запах мокрых листьев. 

- Спасибо. Фd8-e7.

На ней было темно-синее платье. Назло осени, все как обычно.

- 0-0. 

- Ты чего-то боишься? Фe7-e5.

- Все чего-то боятся. Силу можно либо уважать, либо бояться. Я предпочитаю второе. f2-f4!!.

Он положил очки на стол. Из спальни донесся звон разбитого стекла. Оставляя за собой влажный след, черепашка перевалилась через порог и упала на спину.

Ты любишь меня? Не слово, мысль. Хлопанье крыльев невидимых голубей, холодный ветер в лицо. И тепло объятий.

Только так.

bokkob: (Default)

В наше время у всего на свете есть название. Это плохо. По большей части, виноват в этом Эдисон. Один раз Эдисон приехал в Израиль, и сразу пошел к колодцу, в котором сидел Тесла. Тесла придумал электричество, а Эдисон придумал лампочку. За это Тесла бросил в Эдисона медным чайником. Так они и поссорились.

Зато при Эдисоне был порядок. Он спуску никому не давал, и вообще был известным общественным деятелем. Один раз, на площадь цистерну с живым карпом привезли. Все растерялись, а он - нет. Тогда Тесла бросил в него живым карпом, и тут уж Эдисон тоже растерялся. Так Тесла отомстил Эдисону и поставил точку. Но ведь говорят, что мельче точки предмета быть не может. Если мельче, значит уже не предмет. А что же тогда? Как этому можно верить? Если вообразить себе муху, которая будет меньше точки - то как такую муху назвать?

Получается, что название есть не у всего на свете.

◾ Tags:
bokkob: (Default)
Два часа работы, черновичок.


и то бодрее выглядит )
◾ Tags:
bokkob: (Default)
Народ дуэли устраивает 
Интрига в том, что судит в частности [livejournal.com profile] arianrodd 
Я, как обычно, присутствую незримо :)
Первую пару рассказов выложили сюда 
Фонарь полный, как на мой вкус :) На вкус судей и публики (за исключением тех, кто хвалит что попало) - тоже.
Вот удивительно. Тема - "дорога в никуда". Да неужто нельзя было за месяц нарожать что-то пооригинальнее, уж молчу про качество исполнения? Ни одной мысли в головах, сплошное изобразительное искусство и срисовки с телевизионного экрана.
Надеюсь, дальше дуэлька получше будет ) Там как минимум два приличных автора в участниках.
bokkob: (Default)
В этот раз, чего не скажешь о позапрошлом - не говоря уже о том что будет в следующий - так вот, если умолчать о том которого не будет вовсе, получится что в этот раз мне повезло. Об этом можно было говорить с полной определенностью. В чем именно повезло - я не знал, но, как говаривал Темучин, нужно уметь довольствоваться малым.

понеслась )
◾ Tags:
bokkob: (Default)

Вот все удивляются: почему это Сергей Васильевич все стоит у доски, и пишет уравнения. А я вам скажу, почему. Один раз он плюнул, бросил мелом в стену, и пошел на рынок - торговать бритвами и носками. У меня был один знакомый цыган, так он себе выточил бритву в локоть длиной. Такая у него была бритва - словно сабля. А вот носков он, напротив, не признавал; и воздействовать на него в этом отношении возможным не представлялось. 

Но мы не о нем говорим, а о Сергее Васильевиче. Торговля у него шла бойко, но вместе с тем он начал замечать странные вещи. Поначалу, в округе вымерли все дворники - кроме одного, но тот был усатым. Затем, в кратчайшие сроки, вода в городском водохранилище кристаллизовалась, и превратилась в хрусталь. Пить ее стало совершенно невозможно, и это повлекло за собой гражданские протесты. За этими протестами никто - кроме Сергея Васильевича - не заметил, как на небосводе тихонько угасло первое солнце. Второе еще давало свет, но уже начало ощутимо чадить.

Осознавая свою ответственность, Сергей Васильевич бросил ларек, и поехал на кафедру. Трамвай до Университетской тогда еще не ходил; и конец пути Сергею Васильевичу пришлось проделать пешком. Когда он вошел в аудиторию, на улице с громким шипением угасло второе солнце. В кромешной темноте, Сергей Васильевич нащупал валявшийся у стены мел, и подполз к доске.

Так мы и живем с тех пор. Он пишет уравнения, а я пью чай. И нет нам воли бросить наши занятия.

А первое солнце с тех пор так и не зажглось.
 

◾ Tags:
bokkob: (Default)

Фургон былкак и полагалосьна колесахОбитый алюминиевой фольгой, он выглядел монументально, а может быть заодно и мимолетно - тут уж смотря как лететь. Как видите, от пилотов в нашем мире слишком многое зависит, потому они и ходят раздутые от гордости, будто индюки, не слушая никого на свете, и все делая по-своему. 

- Все-то ты врешь, - заметила кошка.

оно короткое )
◾ Tags:
bokkob: (Default)

Где-то около четырех пополудни, мост затрещал. Визг гнущегося металла прокатился по льду и быстро достиг берега. Там-то его и услышал Тимми.


- Ого! Мост падает!


- Не нужно так кричать, Тимми, − осадил его старый Аткинсон. - Это всего лишь старый мост.


Я посмотрел на реку. С “Золотыми воротами” действительно что-то происходило. Это не было похоже на его обычные скрипы. Несколько канатов лопнули, словно струны скрипки.


- Странно, - заметил Джейкоб. - Я думал, это будет по-другому.


- А как вы думали, мистер Джейкоб? - Спросил Тимми, продолжая глазеть на мост. На лед упали первые камни - недостаточно тяжелые, чтобы проломить его.


- Ну… я думал, вода размоет одну из опор. А вышло, что канаты прогнили раньше.

(нейтронная бомба - экологично и мило) )
◾ Tags:
bokkob: (Default)

- Послушай. Я… хочу поговорить с тобой. Ну, как мужчина с мужчиной, - папа заговорщицки подмигнул и присел на край кровати. Марк обреченно кивнул: такие разговоры ничего хорошего не сулили. С папиных слов выходило, будто мужчина не должен драться с девчонками (даже если те начинали первыми); в кабинет дантиста и на прививки мужчины ходили охотно и даже с радостью, а еще мужчины помогали маме донести сумку до кухни. Против последнего Марк ничего не имел, но вот все остальные атрибуты были, по его мнению, как минимум иррациональны. Обратной силы это гордое звание не имело, поскольку как только разговор заходил, к примеру, о праве Мужчины гулять за пределами собственного двора, то выяснялось, что Марк - маленький мальчик, которому до мужчины еще расти и расти. 


- Настоящие мужчины, э-э-э, - папа замялся, словно подыскивая правильное слово. – Они не боятся. 


- Ничего на свете? – недоверчиво переспросил Марк. По его личному мнению, не бояться ничего на свете мог только круглый дурак. 


- Точно! Совсем ничего, - обрадовался отец. – Поэтому из настоящих мужчин получаются герои. Герой – это когда не боишься совершить подвиг… 


- А Синдбад был героем? 


- Конечно. Но я вообще к чему…мы с мамой много работаем. Очень много… чтобы у тебя была отдельная комната, как у взрослого… 


Марк с самого начала догадывался, о чем пойдет речь. Так и есть, опять то же самое. 

ясное дело... )
◾ Tags:
bokkob: (Default)

В зале ожидания было шумно. Кто-то смеялся, некоторые травили анекдоты, в углу ожесточенно резались в карты – иными словами, все использовали оставшееся время по максимуму. JF104 не видел в этих тренировках никакого смысла, и надеялся, что эта небольшая нелогичность мышления увеличит его шансы на успех. 


Кто-то толкнул его в спину.


 - Как тебе последний денек? Готов на свалку? – TERATS012 неприятно ухмыльнулся.


- Я пройду.


- Поэтический тест? Ты? - TERATS012 картинно закатил глаза. – Мой дорогой, не с твоим дурным вкусом.


По залу разнесся гудок, на табло красными буквами загорелся очередной серийный номер.


- О, мне пора. Оревуар, мон шер ами...


JF104 отвернулся к окну. В конце концов, случиться могло всякое – возможно, утекали его последние минуты. Он повернулся к окну. Три месяца назад он обнаружил, что ему нравится смотреть на облака. Просто смотреть, ничего не анализируя и ни о чем не задумываясь.


...дочитать… )
◾ Tags:
bokkob: (Default)

На перекрестке Университетской улицы и Набережного проспекта есть дом, который все называют Каннавот. Непонятно, почему он так назван. Это обычный дом из кирпича, в нем три комнаты, кухня и чулан. Если разобраться, то никто его так и не называет. Разве что только я. Мне часто доводилось бывать там с визитами. Хозяйка дома, старая черноглазая бабка, умерла пять лет назад. Вслед за ней умер и дед. Я видел его книги - старые и рассохшиеся, они лежали на подоконнике. Ни одна из них ни была дочитана до конца. Ту же привычку имею и я, поскольку окончание книги - это в каком-то роде ее смерть. 


Но особенно забавны в этом доме окна. Людей через них совсем не видно. Видно только большую собаку на цепи. Цепь ее на расстоянии двух локтей от ошейника разделяется на две, а те две - на четыре.


Вот в общем-то и все, что можно рассказать о том доме.


◾ Tags: